Интересное о йоде

 

За тысячи лет до того, как был открыт йод, его свойства были хорошо известны людям. В течение целых тысячелетий йод незримо существовал в качестве никому неведомого микробиоэлемента, и люди правильно пользовались им. До нас дожили упоминания древней китайской медицины  о лечении зоба морскими водорослями. Император Китая Шен-Нунгу (2838-2698 годы до н.э.) описывает в своей книге "Лечение травами и корнями" как лечить зоб с помощью морских водорослей. Древние китайцы для лечения зоба использовали   золу морских губок в вине в виде порошков и пилюль, щитовидную железу оленей. Использование щитовидной железы оленя описано в книге Шен Ши-Фана (420-501 годы). Выдающийся китайский врач Ли Ши-Чен (династия Мин, 1552-1578 годы) описывает приготовление вытяжки щитовидной железы свиньи и оленя в книге-травнике Пен-Тсао Канг-Му.            

Морскую капусту еще с давних времен использовали жители северных приморских стран, Японии, Кореи и Китая как лекарственную культуру. Согласно древней шумерской легенде царь шумеров Гильгамеш более 5 тыс. лет назад пытался найти под водой целебную траву бессмертия. В конце своей жизни он ее нашел, но сберечь для потомков не сумел. Впоследствии эта легенда нашла продолжение. Китайский врач Сунь Си-мао в VII в. в фундаментальном труде «Главные золотые рецепты» рекомендовал лечить ламинарией зоб. Император Канси из Маньчжурской династии был обеспокоен ростом значительного количества больных зобом в Мункендской провинции. Канси, согласно рекомендациям китайских врачей, повелел каждому жителю провинции потреблять ежегодно 5 фунтов морской капусты. Для выполнения этого приказа была организована ее поставка за государственный счет даже в самые отдаленные районы Китайской империи. Ламинарию завозили в некоторые районы Туркестана, где местные врачи («хакими») лечили ею зоб.

В период за тысячу лет и вплоть до нашей эры китайские ученые  считали, что зоб появляется в зонах с плохим качеством воды у проживающих в горах.

В древнем Египте опухоли шеи лечили исключительно хирургическим методом, об этом упоминается в папирусе Эберса (1500 лет до н.э.).

 Упоминание о зобе встречается в древней литературе Хинди,  в сборнике песнопений и заклинаний  Атарва - Веда (2000-1400 до н.э.)

Римский сатирический поэт Ювенал (Децим Юний Juvenalis)  живший в первые годы правления Нерона (около 55 - 56 г. по Р. Хр.), в своих 16 сатирах написанных в 5 книгах спрашивает:" Кто удивится, увидев в Альпах зобатого " (Quis turindum guttur miratus in Alpibus?).
 Главная рукопись Ювенала - IX в. - хранится в библиотеке медицинской школы в Монпелье, почему называется Montepessulanus, а также чаще, Pithoeanrus, по имени одного из прежних владельцев ее, Пьера Питу.                                                                                                                                              Древнеримский писатель и ученый Гай Секунд Плиний Старший (23 – 79 гг.) в своей книге "Естественная история в 37 книгах" соглашается с утверждением о значении воды как причины выступающего горла. Цезарь заметил "бугор" на шее у галлов во время своего военного похода.

Китайский медик Ге-Кун, живший в 400 годах, упоминает о лечении зоба морскими водорослями Саргоссо.  Ценные сведения о диагностике и лечении зоба приводятся в знаменитом труде «Канон врачебной науки» великого ученого Древнего Востока Ибн-Сины (Авиценна, 980–1037 гг.).

Самое старое изображение зоба можно обнаружить на буддийских фресках II–III вв. до н. э. в г. Гандахаре в Пакистане.

500 лет назад в Китае и Японии жителям было приказано употреблять в пищу морскую капусту с целью сохранения здоровья. Нельзя не при­знать очень разумным этот указ, так как капуста содержит почти все химические элементы морской воды, важнейшим из которых является иод. Кроме того, в ней много ценных органических соединений (белки, жиры, углеводы, органические кислоты, витамины). Поэтому морскую капусту могли тогда, как и теперь, с успехом применять при зобе, цинге, подагре, атеросклерозе.

Самое раннее изображение зоба и описание кретинизма в Европе было найдено в книге, датированной 1215 г. Эта рукописная книга обнаружена в Аббатстве Цистерцианцев вблизи г. Граца в Штирии (Австрия), где с высокой частотой встречался эндемический зоб. На рисунке изображен человек с зобом и «скипетром дурака». В те времена погремушка в руке была типичным указанием на наличие слабоумия. Первое детальное описание зоба было сделано в эпоху Возрождения. На итальянских картинах этой эпохи Богоматерь часто имеет зоб, что в то время рассматривалось как атрибут красоты.

О таком явлении как зоб сообщал в 1275 г., прибывший в Россию итальянский ученый и путешественник Марко Поло.

Наиболее подробное и классическое описание щитовидной железы дал основоположник анатомии Андреас Везалий в 1543 г. в книге «О строении человеческого тела». А название «щитовидная железа» впервые применил английский врач Томас Вартон в 1656 г.

Еще Гиппократ указывал на целебные свойства морских водорослей при зобе, причиной зоба он считал плохую питьевую воду. В "Энциклопедии" Дидро в 1754 году встречается  упоминание слова "кретин".

Применение природных продуктов, содержащих иод, продолжалось вплоть до от­крытия иода. Иод (Jodum) был открыт в 1811 г. французским химиком Бернаром Куртуа (Courtois) путём обработки серной кислотой золы морских водорослей. Конец XVII и начало XVIII века были отмечены в Европе непрекращающимися войнами. Требовалось много  пороха  и,   следовательно, много селитры. Производство селитры приняло  невиданные  масштабы,  наряду  с  обыкновенным растительным сырьём в дело шли и  морские  водоросли.  В них  и  обнаружили новый химический элемент. Одним из французских  селитроваров  был  химик  и  промышленник  Бернар Куртуа (1777–1838), он был весьма наблюдательным человеком.  Считается,  что именно это помогло ему в 1811 г. стать первооткрывателем нового  химического элемента иода. Однажды он заметил, что медный котёл, в  котором  выпаривался щелок, полученный из фукуса, ламинарий и  других  бурых  водорослей,  быстро разрушается, как будто его  разъедает  какая    то  кислота.  Куртуа  решил выяснить, в чём тут дело. Осадив  и  удалив  из  раствора  соли  натрия,  он выпарил раствор, обнаружил в котле сульфид  калия  и  чтобы  разложить  его, прилил  к  осадку  концентрированной  серной  кислоты    и   тут   появился фиолетовый дым. Куртуа повторил опыт, на этот раз в реторте, и  в  приёмнике реторты осели блестящие чёрные пластинчатые кристаллы.   

    Иодид натрия из водорослей, взаимодействуя с серной кислотой,  выделяет иод I2; одновременно образуется сернистый газ – диоксид серы SO2 и воду:

                  2NaI + 2H2SO4 = I2( + SO2(+ Na2SO4 + 2H2O

    При охлаждении пары иода превращались в темно-серые кристаллы  с  ярким блеском.  Куртуа  писал:  «В  маточном  растворе  щелока,   полученного   из водорослей, содержится довольно большое количество необычного вещества.  Его легко выделить: для  этого  достаточно  прилить  серную  кислоту  к  данному раствору и нагреть смесь в реторте... Новое вещество осаждается в  приемнике в  виде  черного  порошка,  который  при  нагревании  превращается  в   пары великолепного фиолетового цвета».                                                                                                                О своем открытии Куртуа сообщил своим друзьям Дезорму и Клеману, которые в конце 1813 г. сделали во Французской академии доклад об открытии нового элемента. Вскоре он был подробно изучен английским химиком Гэмфри Дэви и французским учёным Жозеф Луи Гей - Люссаком. Именно Гей - Люссак дал новому элементу название "иод" за фиолетовый цвет его паров (jodes - по - гречески «фиолетовый»). Коиндет (1771-1848) в 1820 году впервые рекомендовал препараты иода для лечения зоба и 25 июля 1820 года сделал об этом доклад на заседании швейцарского Общества естественных наук в Женеве. В 1814 г. бельгийский химик Ван-Монс предложил называть новый элемент вареном (Varine) по названию продукта, из которого он был получен, но предложение не было поддержано. В русской химической литературе начала XIX в. иод называли иодиний (Двигубский, 1824), иодис (Страхов, 1825), иодий (Иовский, Двигубский, 1827 - 1828), иод (Двигубский и Гесс, 1824). Часто встречающее теперешнее написание йод - неправильное, следует писать иод.

 Когда Д. И. Менделеев составлял периодическую систему химических элементов, он распределял элементы в порядке повышения атомных масс. Как известно, иод с теллуром нарушили порядок, теллур стоит перед иодом, хотя атомный вес его выше. Иод и теллур оказались почти единственными элементами, нарушившими стройность Менделеевского закона. Исследования французского химика Шатена в период 1850-1876 годов положили начало исследованию зоба как эндемического за­болевания, вызываемого дефицитом иода. Шатен впервые показал, что в небольшом количестве иод содержится почти во всех природных телах нашей планеты (воде, растениях, живот­ных, почве, минералах)                                                     В 1850 г. он обнаружил значительные количества иода в кресс-салате, белой водяной кувшинке и других водных растениях, которые еще в средние века эмпирически применяли для лечения скрофулеза, туберкулеза и эндемического зоба. Содержание иода в наземных растениях зависит от места произрастания, но не от вида растения. В клеточном соке расте­ний иод находится в форме щелочных иодидов. Ископаемые раститель­ные остатки — каменный уголь, торф, лигнит — также содержат иод. Иод распространен не только в растительном мире, он обнаружен в орга­низме всех животных. Интересно, что пресноводные животные — губки, лягушки, водяные крысы — содержат больше иода, чем растения из тех же водоемов. Иод находится как в морской воде, что было известно и до Шатена, так и во всех пресных источниках, даже в тех, которые вытекают из глетчеров. Летучесть иода, присутствие его в дожде­вой воде и росе и некоторые другие наблюдения привели Шатена к выводу, что иод должен находиться и в атмосфере. Действительно, путем поглоще­ния иода растворами поташа удалось установить, что воздух Парижа содержит 1/500 мг иода в 4 м3.

Содержание иода в воздухе меняется в зависимости от влажности, температуры и многих других условий, в том числе от содержания этого элемента в верхних слоях почвы и в водоемах. Содержание иода в дождевой воде составляет 0.08—0.5 мг на 10 литров. Удивительно точные для того времени количественные анализы воздуха, и воды на содержание иода позволили Шатену установить несомненную связь между распространением зоба и содержанием иода в окружающей среде. Шатен произвел исследования содержания иода в воздухе и водных источниках в Альпах и Пиренеях. Он установил замечательный факт: чем выше в горы, тем меньше иода в воде и воздухе горных долин, а в горных селениях все больше зоба и кретинизма. Французская академия наук при­знала настолько важными исследования и выводы Шатена, что назначила для проверки его наблюдений комиссию, в состав которой вошли вид­нейшие химики Франции. Комиссия академии подтвердила данные Шатена о повсеместном распространении иода, но его важный вывод о связи зоба с дефицитом иода в среде обитания был подвергнут сомнению. К тому же некоторые видные химики, повторив его исследования, не подтвер­дили данных его химических анализов. Их отрицательные результаты указывают не на ошибки Шатена, а на те исключительные трудности, которые удалось преодолеть этому талантливому аналитику. Постепенно создавалась атмосфера недоверия вокруг работ Шатена, и в конце концов его глубокие по замыслу и удивительные по экспериментальному мастер­ству исследования были совершенно забыты (Fellenberg, 1923). Шатену не суждено было дожить до всеобщего признания и торжества своих идей, но славное имя его навсегда будет связано с важнейшей главой эндо­кринологии — патологией иодной недостаточности.

В начале XIX века проблема зоба была актуальна. Наполеон приказал исследовать зоб  новобранцев своей армии. Как выяснилось многие из них, особенно из  ряда горных районов были непригодны к воинской службе.

В 1848 году королем Сардинии Карлом Альберто была создана специальная комиссия для изучения распространенности зоба в его королевстве. В задачи комиссии также входила разработка рекомендаций по профилактике этого заболевания.

Современные методы профилактики и контроля над распространением зоба основаны на работах Д. Марина. Дэвид Марин – американский врач из Акрона, штат Огайо, известный как «отец иодированной соли» В 1905 г. Д. Марин сделал наблюдение, которое впоследствии привело к решению вопроса взаимосвязи между зобом и дефицитом иода. В то время область Великих Озер и Среднего Запада (Огайо, США) была известна под названием «зобного пояса». Д. Марин заметил, что зоб имелся у многих местных жителей. Особенно этому заболеванию были подвержены женщины. Мало того, по наблюдению врача, зоб встречался не только у людей, но и у животных. Марин предположил, что причиной появления зоба стал дефицит иода в воде и почве, что характерно для областей, удаленных от моря (например, Великие Озера в США, Швейцария). Исходя из этого, он попытался лечить животных с зобом небольшими дозами иодированной воды и заметил, что зоб уменьшился.

Первые широкомасштабные исследования по иодной профилактике были выполнены в 1916-1920 годах Марином и Кимбаллом (Marine and Kimball, 1922) в Акроне, штат Огайо, США. В этом эксперименте приняло участие около 5 тысяч девочек. Причем половина из них получала с водой иодистый натрий осенью и весной в течение 10 дней при этом общая доза иода составила 4 г в год.  А остальная половина составила контрольную группу.

Полученные результаты показали, что в группе  получавших иодистый натрий из девочек с неувеличенной до лечения щитовидной железой зоб развился у 0,2%      , в контрольной группе эти показатели составили 27,6%. В группе девочек с зобом, получавшим лечение, у 60,4% было отмечено значительное уменьшение размеров щитовидной железы. Спонтанное уменьшение зоба в контрольной группе произошло только  13,8%.

         Этим исследованием продемонстрировано лечебное и профилактическое действие иода. При этом чувствительность к иоду в виде кожной сыпи (иодизм) наблюдался только в 11 случаях, несмотря на чрезвычайно высокие дозы иода и эти симптомы быстро исчезали после прекращения приема.

Значение иодированной соли в профилактике зоба было ярко продемонстрировано в Швейцарии. Зоб и кретинизм были широко распространены на территории всей страны, что связано с ее расположением в высокогорных районах Европейских Альп. Расходы на больных кретинизмом были крайне велики. В 1923 году только в кантоне Берна с населением чуть более 700 тыс. человек было госпитализировано 700 больных кретинизмом, неспособных к самообслуживанию. При использовании иодированной соли распространенность зоба резко снизилась. Вскоре были закрыты или перепрофилированы учреждения для глухих и слабоумных. Наблюдение за призывниками также подтвердило данную тенденцию. С 1925 по 1947 г. количество непригодных к воинской службе в Швейцарии снизилось с 31 до 1 на тысячу рекрутов.

Идея тесной зависимости животного мира и человека от элементар­ного состава среды обитания получила дальнейшее развитие, 100 лет спустя. В трудах А. П. Виноградова и его школы. Влияние на организм различных химических элементов проявляется особенно заметно в областях с резким недостатком или избытком какого-нибудь элемента — геохими­ческих провинциях. Среди организмов есть виды, которые обладают спо­собностью  избирательно   концентрировать тот или иной элемент. Большое теоретическое и практическое значение имеет и другое по­нятие,  сформулированное А.П.Виноградовым (1952), — биогеохими­ческие провинции. Это различные по величине области, характеризую­щиеся определенной концентрацией в живых организмах того или иного элемента. Концентрация элемента может быть  нормальной, повышенной или недостаточной,  вызывая соответствующую биологическую реакцию, иногда в виде биогеохимических эндемий. Эндемический зоб и представ­ляет такую  биогеохимическую  эндемию,   вызываемую  дефицитом  иода. Многочисленные   новейшие   исследования   причин   эндемического   зоба подтверждают это положение. В обзорной статье о результатах исследо­ваний по эндемическому зобу в странах Латинской Америки Стенбюри пишет «о том, что недостаток иода является основным, если не единственным этиологическим фактором. Это впервые было отчетливо показано в 1951 году, когда исследования, проведенные в западном районе Аргентины, выявили безусловную связь между количеством иода, попадающего в организм, и наличием зоба. Эти исследования показали также, что пополнение за­пасов иодида в организме улучшает физиологическую деятельность щито­видной железы» Начиная с 1962 года углубленные исследования группы Фиерро-Бенитеза (Fierro-Benitez) в Эквадоре подтвердили взаимосвязь между глухонемотой и умственной отсталостью и высокой частотой зоба.

В Африке широкая распространенность зоба отмечена в горной и холмистой местности. В Заире обнаружена одна из наиболее распространенных эндемий кретинизма в мире, которая была изучена бельгийской группой ученых из Свободного Университета в Брюсселе (Bastenie et al. 1962, Delange et al. 1972). В отличие от других частей света, в большинстве случаев выявлены варианты микседематозной формы кретинизма. Эта эндемия была изучена в Северном Заире. На острове Иджви было   обследовано 9000 человек. Частота зоба составляла 54% и было выявлено 99 больных кретинизмом (1,1%).

По предположению географа Национальной лаборатории штата Теннесси Джерома Добсона, причиной гибели неандертальцев 30000 лет назад послужила нехватка в их диете иода. Теория Добсона основывается на сравнении способов питания живущих внутри континента и обитателей приморских районов. Последние получали иод с морской пищей, что позволило им занять более прогрессивное с точки зрения эволюции место по сравнению со своими внутриконтинентальными собратьями. Нехватка иода внутри континента приводила не только к массовому распространению умственной деградации, но и к возникновению физических деформаций костей скелета, и это подтверждается многочисленными примерами. Добсону удалось обнаружить признаки кретинизма у 17 из 300 скелетов неандертальцев, хранящихся в музеях.

В течение 100 лет, прошедших с момента появления первых работ Шатена, никому не удалось поставить под сомнение его выводы. Тем не менее, за это время появилось немало работ, посвященных исследова­нию роли других зобогенных факторов, помимо иодной недостаточности.

 В этой связи интересны результаты, полученные Гайтаном и Банером при исследовании высокоэндемичного района в долине Каука в Колумбии. После того как в 1955 г. в этом районе было введено иодирование поваренной соли, заболеваемость эндемическим зобом резко уменьшилась. Однако эндемия среди школьников исчезла не полностью, несмотря на то что многократные измерения среднесуточной экскреции иода у школьников в долине Каука обнаружили действительную ассими­ляцию иода. Среднесуточная величина экскреции иода, которая практи­чески считается показателем его запасов в организме, достигала у школь­ников 220 мкг в сутки. Это свидетельствует о достаточном снабжении организма иодом для предотвращения эндемического зоба, если бы един­ственной его причиной была недостаточность этого элемента. «Так как заболеваемость зобом различна в разных районах, ОаНап и его сотруд­ники предположили, что в питьевой воде имеется зобогенное вещество (или вещества) и что концентрация его в разных местах различна. Они проверили эту гипотезу, давая крысам воду из различных источников. Вода, потребление которой, по-видимому, связано с появлением зоба у чело­века, вызывала его и у крыс. ОаНап и его сотрудники занялись тщатель­ным изучением различных источников в долине Каука и обнаружили, что в некоторых из них имеются вещества, вызывающие зоб. Эти вещества являются летучими и содержат серу; их молекулярный вес приближается к 250. В настоящее время стремятся выделить эти вещества и определить их химические свойства с помощью концентрации, газовой хроматогра­фии и масс-спектрометрии. Если эти попытки увенчаются успехом, можно будет идентифицировать новый класс зобогенных агентов, оказывающих действие в низких концентрациях»

Прежде всего обращает на себя внима­ние тот факт, что открытые ими зобогенные вещества содержат серу. А сера, как известно, входит в состав «классических» антитиреоидных веществ — тиомочевины, ее гомологов и ряда других. Исследования В.О Мохнача биологической активности соединений галогенов на электронно-биологи­ческом уровне показали, что их активность всегда связана с положительно одновалентной формой галогена, т. е. со степенью окисления ~1-|- (Мох­нач, 19626, 1968). Исследование электронных спектров поглощения вод­ных растворов тироксина позволило предположить, что специфическая гормональная функция тироксина связана с присутствием иода в положи­тельно одновалентной форме. Мохначем исследованы спектры поглощения растворов тироксина при воздействии тиомочевины, биоло­гически активная положительно одновалентная форма иода превраща­ется в неактивную. Это объясняет потерю специфи­ческой активности гормона и антитиреоидныи эффект тиомочевины. Можно допустить, что обнаруженные Гайтаном и другими содержащие серу ве­щества вызывают зоб не непосредственно, а путем сходного с тиомочевиной действия на тиреоидные гормоны. Подобно тиомочевине и другим содержащим серу антитиреоидным веществам они превращают положи­тельно одновалентную форму иода в гормонах в форму неактивную, чем и объясняется их зобогенный эффект. До сих пор не обнаружено ни одного вещества, которое оказывало бы такой эффект непосредственно. Все подобного рода эффекты связаны с пре­вращением иода в тиреоидных гормонах.

«Океан является резервуаром, откуда черпается весь иод атмосферы и транспортируется далее на континент. В атмосфере иод повторяет историю воздушных масс и атмосферной влаги; испаряясь над океаном, эти массы обрушиваются на континент и теряют здесь содержащиеся в них соли и иод» (Виноградов, 1950). Количество иода, который привносится таким образом на континент, составляет в среднем 10 г на гектар. Дальнейшее его распределение по континенту зависит от строе­ния, состава и свойств почв. По подсчетам геохимиков, содержание иода в земной коре составляет всего 10~4% (Гайсинский, Адлов, 1968).

Несмотря на то что, казалось бы, благодаря неравномерному нагрева­нию воздуха, ветрам и бурям содержание иода в воздухе должно быстро нивелироваться, этого не происходит. Анализы воздуха над побережьем Черного и Азовского морей обнаруживают 10—50 мкг иода в 1 м3, в районе Киева уже только 1 мкг, а в континентальных областях — 0.2 и меньше (Дмитриев, Скворцов, 1953). Если подобные различия в концентрации иода устойчиво поддерживаются в атмосфере, то нет ничего удивитель­ного в том, что в твердой среде — в почве — эти различия по мере удале­ния от берега моря или океана выражены еще резче. Количество иода на 1 кг сухого вещества в органическом иле на дне водоемов в 1000—2000 раз, в целинной почве у берега в 100, в 10 км от моря в 20—25, в 15 км уже только в 5—6 раз больше, чем на распаханных землях вдали от моря (Лаврентьев, 1953).

Новые данные подтверждают эти соотношения. «В почвообразующих породах содержание иода может изменяться в 400—1000 раз (мореные пески, ультраосновные породы, известняки), в почвах (при сравнении 500 отдельных образцов видов и типов почв) — в 500 раз, в питьевых водах — в 7000 раз. . . Содержание иода в воздухе, вероятно, изменяется в континентальных областях по сравнению с некоторыми приморскими почти в 1000 раз. . . Воздух может приобрести большое значение в балансе иода у растений (по Кауэру растение из воздуха может поглощать около 60% необходимого ему иода), животных и человека, которые в некото­рых провинциях могут получать такое количество иода, которое удов­летворит их суточную потребность» (Ковальский, 1972).

Результаты научных исследований, проведенных в Папуа – Новой Гвинее в 1966 г., подтвердили, что недостаток иода во время беременности является основной причиной кретинизма. На основании этих данных в 1981 г. австралийский ученый Бэзил Хетцель сформулировал концепцию иододефицитных заболеваний. До этого основным проявлением иодного дефицита считался зоб. Однако следствие недостатка иода не ограничивается только увеличением щитовидной железы. Это и нарушение развития нервной системы плода и новорожденного.

 К этому же времени стало ясно, что из-за дефицита иода в окружающей среде значительная часть населения мира представляет собой группу риска развития иододефицитных заболеваний, а это является серьезной медико-социальной проблемой.В 20–30-е гг. ХХ в. мощная когорта эндокринологов, включая В. Д. Шервинского и О. В. Николаева, начали широкомасштабную работу по изучению степени выраженности иодного дефицита в СССР. В ходе данной работы, в которой использовались принятые в то время критерии оценки напряженности иодного дефицита, сопоставлялось содержание иода в почве, воде, продуктах питания со степенью пальпаторно оцениваемого увеличения щитовидной железы, было выявлено, что значительная часть территории СССР является очагом иодного дефицита. В 1956 году была создана сеть противозобных диспансеров и введено обязательное промышленное иодирование соли. Уже через 10 лет значительно уменьшилась напряженность зобной эндемии. В 1960–70-е гг. была продолжена работа по профилактике иодного дефицита. Однако уже в 1970-е гг. была ликвидирована сеть противозобных диспансеров. В дальнейшем внимание к профилактике иодного дефицита еще больше ослабело. В 1990-х гг., в связи распадом СССР внимания к проблеме иодного дефицита снизилось. В связи с пересмотром критериев оценки тяжести недостатка иода, в сочетании с новыми методами объективной оценки размеров щитовидной железы, а также с реальной распространенностью иодного дефицита в мире, были созданы международные программы, которые рассматривали его ликвидацию как одну из приоритетных задач здравоохранения.

Иод - редкий и рассеянный элемент, довольно равномерно распределенный в земной коре (в щелочных породах 5•10-5 %, в кислых - 4•10-5 %). В настоящее время мировые запасы иода оцениваются в 15 млн. т.  Иод и его соединения играют важную роль в регулировании обмена веществ. При недостатке иода в организме нарушается нормальный ход физиологических процессов, невозможно протекание ряда ферментативных реакций. В результате этого нарушается нормальное функционирование биологических систем, отсутствует регуляция процессов возбуждения и торможения в центральной нервной системе. На сегодняшний день выявлена связь иода с сопротивляемостью организма к болезням. Иод необходим для нормального функционирования щитовидной железы. У животных организмов иод накапливается главным образом именно в этой железе внутренней секреции. Тело человека содержит более 25 мг иода, из которых примерно 15 мг входит в состав гормона тирозина, содержащегося в щитовидной железе. Через эту железу проходит весь объём циркулирующей в организме крови в течении 17 мин. Поскольку клетки этой железы испытывают потребность в иоде, за эти 17 мин. секретируемый «щитовидкой» иод убивает микробы попадающие в кровь, а стойкие вирулентные формы при каждом повторном проходе через щитовидную железу становятся слабее, пока окончательно не погибают при условии нормального обеспечения этой железы иодом.

В среде, насыщенной иодом, наблюдаются совершенно необычные формы жизни животных и растений. Так, например, позвоночные, обитающие в океане, имеют рекордный вес и высокую продолжительность жизни, типичными представителями которых являются самое крупное животное нашей планеты - голубой кит (его длина достигает 30 м, а вес - 150 т), а так же морские черепахи, живущие по 2-3 столетия и т.д. При этом родственники черепах - ящерицы, живущие на суше, где среда обитания не насыщенна иодом, имеют весьма скромные размеры, с продолжительностью жизни не более 20-30 лет .Аналогичные явления наблюдаются и в растительном мире. В приморских областях высота хлебных злаков достигает 2.5 м, дикорастущих трав - до 4-х м. Вдоль Тихоокеанского побережья Калифорнии произрастают исполинские секвойи, или мамонтовые деревья. Диаметр их стволов равен 10 м и более, а высота 140-160 м. Средний возраст секвойи - около 4500 лет, а самые старые из них могут достигать возраста 6-9 тысяч лет. Известный учёный, а также пропагандист иодотерапии В. О. Мохнач считал, что единственным условием для произрастания этих чудо-деревьев является насыщенный иодом морской туман Тихоокеанского побережья.

Значение иода для человека определяется тем, что этот микроэлемент является обязательным структурным компонентом гормонов щитовидной железы - тироксина (Т4) и трииодтиронина (Т3). Впервые мысль о возможной зависимости заболеванием человека зобом и недостатком иода была высказана французским врачом Прево в 1849 г. В 1950 году химик Шатэн в эксперименте показал прямую зависимость между содержанием иода в окружающей среде и частотой встречаемости зоба среди населения. В 1895 году немецкий химик Бауман доказал наличие значительного количества иода в щитовидной железе, и в 1919 году американским биохимиком Кендаллом из этого органа был выделен иодсодержащий гормон - тироксин. Было доказано, что адекватное поступление иода является необходимым этапом физиологического синтеза и секреции тиреоидных гормонов.

Потребность в иоде зависит от возраста и физиологического состояния: в период полового созревания, во время беременности и лактации она повышается.

Использование  « иода» известны давно. Много примеров его использования изложено в книге Анастасии Семеновой «Целительные свойства  иода.» В середине 60-х им лечили практически все  начиная от ангины, респираторных заболеваний и т.п, бронхита, воспаления легких, гайморита, насморка, туберкулеза,  угревой сыпи, ожогов, ранах, язв на коже, парадонтозе, язв в полости рта, коньюктивита, гепатита, нарушения функций поджелудочной железы, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, дизентерии, колитов, пищевых отравлений, поносов, метеоризма, геморроя, сальмонеллеза, дисбактериоза, грибковых поражений половых органов, воспаления (в т.ч. и гнойных) почек, хламидиоза, трихомоноза (вагинального), уретры, мочевого пузыря, простатитов. Все клинические испытания « иода» проведены доктором биологических наук, Мохначем В.О. и изложены в его монографиях. (В. О. Мохнач, 1962, 1967, 1968.). Полученные результаты  давали поистине магические результаты иод открывали несколько раз. Но наиболее полное описание его лечебных свойств дал ученый из Санкт-Петербурга Владимир Онуфриевич Мохнач. Он впервые опробовал этот препарат на себе в годы Великой Отечественной войны, когда заболел тяжелой формой бактериальной дизентерии. А в 50-х годах с его участием в медицинских учреждениях Ленинграда было проверено действие препарата на большой группе больных дизентерией, колитами и энтероколитами, состояние которых оценивалось как тяжелое и средней тяжести.

У больных, принимавших тогда  иод, стул приходил в норму в первые 5 дней после начала лечения, бактериальное очищение кишечника наступало на 5-10-й день. Прекрасные результаты! Суточная доза приема препарата для этих больных составляла 500 г. На лечение каждого больного расходовалось до 7 суточных доз. Нередко бывает, что при лечении острых и хронических кишечных инфекций применяются и значительно большие дозы. Достаточно сказать, что сам Мохнач увеличивал дозу прием иода до 1500-2000 г в сутки.

При язвенных поражениях толстого кишечника  иод вводится в виде клизм по 50 г ежедневно в течение недели. При конъюнктивите в течение недели в глаза закапывается по 2-3 капли специально приготовленного раствора (1 ч. ложка  иода разводится в 10 ч. ложках теплой дистиллированной воды) утром и вечером. Многие больные при лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта принимают перед едой по стакану препарата 2-3 раза в день, добавляя в него для вкуса свежеприготовленные соки. При стоматите препарат разводят теплой водой и используют этот раствор для полоскания полости рта 2-3 раза в день. иод - незаменимое средство при химических отравлениях и ожогах.

Соединение иода с крахмалом нейтрализует его токсические свойства, поэтому иод не вызывает отравления и может употребляться в значительных дозах. Кроме того, входящий в состав препарата крахмал при приеме внутрь обволакивает язвы и другие пораженные места слизистой желудочно-кишечного тракта, создавая некий защитный слой, способствующий быстрому излечению. Сам же иод стимулирует деятельность поджелудочной железы, являющейся защитницей всего нашего организма.

Щитовидная железа не только защищает наш организм от вирусов и микробов, но и активно участвует в обмене веществ, снимает нервное напряжение, пополняет энергетические ресурсы организма, потраченные нами в течение трудового дня. Нарушение же функций щитовидной железы приводит организм к расстройству, так как щитовидной железе подвластны и центральная нервная система, и процессы кроветворения, и сопротивляемость организма к инфекциям и даже к раковым клеткам.

В начале 60-х уже было ясно, что антибиотики далеко не оправдали тех надежд, которые на них возлагались. Мало того, что они вызывают массу побочных явлений, так они еще и вызывают к себе очень быстрое привыкание. Потихоньку медики укреплялись в понимании «околомедицинской ереси» – синтетическая фармацевтика все больше заходит в тупик, и чем больше плодит она разновидностей антибиотиков, тем основательнее увязает. Именно в это время начинается бурный расцвет «естественных методик», одни ученые считают, что будущее – это фитонциды, другие считают, что будущее за иодвысокополимерами.

В своей монографии «Соединения иода с высокополимерами» В,О.Мохнач пишет, что все окрашенные соединения иода обладают антисептическими свойствами с широким спектром антимикробного, антивирусного и фунгицидного (противогрибного) действия и при этом малотоксичны. Что касается  иода, то иод, включенный в молекулу высокополимера (крахмала), полностью сохраняет и даже усиливает свои антимикробные свойства и вместе с тем щадяще действует на микрофлору желудочно-кишечного тракта.

Прошло много времени, немало которого утеряно, ведь монографии В.О.Мохнача выходили малыми тиражами. Но сегодня бурный расцвет антибиотиков вновь возвращается к натуральным средствам, одними из которых являются иодвысокополимеры.

 Экспериментальные и клинические исследования комплексных соединений иода с высокополимерам показали, что молекулярный иод в этих соединениях не только сохраняет, но даже усиливает свои антибиотические свойства и теряет свое общее токсическое и местное раздражающее и разрушающее действие на ткани высших организмов. Значение этого факта для медицины неоценимо  (В. О. Мохнач, 1962, 1967, 1968; И. В. Абразевич, 1962; П. Д. Евдокимов, 1963; С. 3. Дубовой, 1965; А. Н. Воробьев, 1967; С. В. Роговский и соавт., 1967; А. А. Сквирская, 1967; А. В. Чепуркин, 1967; Е. П. Шувалова, 1967).

Спектрометрическими исследованиями растворов иода и иодвысокополимеров установлено, что положительно одновалентный иод (I+) обусловливает не только биологический (бактерицидный) эффект этих соединений, но также и цветность. В комплексном препарате применен биологически активный иод. При разработке препарата фирма преднамеренно отошла от сложившихся стереотипов использования при производстве лекарств лечения иододефицита солей иода ( калия иодатов и иодидов). Все препараты и лекарства не содержащие положительно одновалентного иода, бесцветны и неактивны, например иодистый калий и другие иодиды. При химическом обесцвечивании окрашенных соединений иода исчезает их биологическое действие.

<<[Назад]

[Вверх]

bigmir)net TOP 100